Почему бензин дорожает, если нефть дешевеет | Forbes.ru

Нефть, точнее цена нефти, не является доминирующим вкладом в структуре цены литра. И в европейских странах, и в России львиная доля в цене литра отстегивается в бюджет государства. Так, например, в литре российского высокооктанового бензина марки Аи95 доля налогов в виде акциза и НДС (налога на добавленную стоимость) составляет 36%, но к ней следует добавить еще НДПИ (налог на добычу полезных ископаемых), и тогда доля государства достигает 55%.  

То есть из 38 рублей за каждый литр, оплаченный водителем на АЗС, 21 рубль отчисляется государству. Понятно, что дешевле 21 рубля за литр бензин на АЗС даже теоретически быть не может.

Фотогалереи

Не вынесет двоих: самые громкие бизнес-скандалы эпохи Владимира Путина

Большая распродажа: сколько могут стоить активы Прохорова

Свободная касса: холостяки первой сотни списка Forbes

Все фотогалереи →

В Германии налоги еще выше, чем в России. По данным Deutsche Welle, доля налогов в структуре литра 95-го достигает 70%. И здесь такая же, как и в России, структура – налог на энергию – эквивалент наших акцизов и НДС – 19%.

Что же касается вклада нефти в цену литра бензина или дизеля, то, по признанию Deutsche Welle, он неощутим. Немецкие бензоколонки ориентируются не на нефтяные котировки, а на цены НПЗ в Роттердаме. А те, в свою очередь, опять-таки реагируют не на цену барреля, а на текущую конъюнктуру спроса и предложения и приводят пример: «Прошлым летом нефть дешевела, но бензин тем не менее в какой-то момент даже подорожал, поскольку вдруг подскочил спрос на него из США».

Такая же, почти один в один, логика ценообразования утвердилась и на российском рынке. Цены на АЗС реагируют на конъюнктуру, а не на нефть. Но, несмотря на совпадение общих подходов к ценообразованию, российские цены на топливо подвержены специфике финансовой и налоговой системы страны.

Первое – это акцизы. В Германии налоги на энергию (аналог акциза), а это 65,4 евроцента в литре бензина и 47 евроцентов в литре дизеля, не повышались 13 лет, с 2003 года.

В России ставки акцизов за такой же период увеличены на бензин почти в пять раз, с 1,6 до 7,6 руб./литр, на дизель – в восемь, с 0,5 до 4,4 руб./литр. Германия может себе позволить не повышать налог на топливо, в России же поступления от нефтегазовых компаний являются хребтом бюджета, а потому чем ниже мировые цены на нефть, тем круче Минфин повышает внутренние налоги и акцизы, а соответственно, и цены.  То есть реально зависимость цен от нефтяных котировок в стране существует, но это обратная зависимость. А вопрошающим, почему цены на АЗС не падают вслед за сырьем, следует адресовать внимание к параметрам российского бюджета, хотя бы к его доходной части.   

Второе – это жесткая, почти линейная связь между курсом доллара и мировыми ценами на нефть. Чем дешевле нефть, тем слабее рубль. То есть цены на нефть для внутренней переработки в рублевом эквиваленте практически не снизились. Так, при стодолларовой цене барреля его цена в рублевой зоне оценивалась на уровне 3700 руб./т. Баррель подешевел вдвое — с $100 до $50, а в рублях лишь на 13%, до 3200 руб./т.

Третье – это яркая сезонность в сегменте бензина.  Несмотря на то что российские НПЗ в целом по году выпускают достаточное количество автомобильного бензина для удовлетворения внутреннего спроса, в сезон летних отпусков спрос на бензин опережает мощности отечественных НПЗ. В итоге на рынке формируется дефицит, из-за которого оптовые цены на бензин взлетают почти на 20%.

Типичное поведение биржевых цен на бензин марки Аи92 в 2015 году представлено на диаграмме, где сплошная красная кривая – это статистика биржевых (оптовых) цен на протяжении года.  Первый всплеск, пришедшийся на февраль, отображает рост налоговой нагрузки на отрасль в 2015 году, а вторая фаза роста на 20% по времени совпадает с летним периодом, после которого цены к концу года возвращаются к уровням начала года.

Если бы розничные цены следовали точно в соответствии с оптовыми, как это принято на западных рынках, то и они (на диаграмме пунктирная красная линия) дали бы летний прирост порядка 20%. Реакцию водительского сообщества на такое поведение цен, полагаю, нетрудно представить.  Однако российские регуляторы рынка в лице Федеральной антимонопольной службы (ФАС) таких колебаний не допускают. В мягкой форме, в виде прогноза руководители службы публично высказывают мнение, что цены на АЗС, конечно же, могут вырасти и вырастут, но темпы роста при этом будут оставаться в русле годовой инфляции, а возможно, и не превысят ее. И прогнозы ФАС сбываются на 100%. Так, в 2014 году годовая инфляция зарегистрирована на уровне 11,4%, а бензин подорожал лишь на 7-8%, дизельное топливо – на 3%. В 2015 году инфляция составила 12,9%, а цены на топливо — вдвое ниже: бензин – плюс 6%, дизель – плюс 3%.

Характер поведения розничных цен представлен на диаграмме сплошной синей линией. Цены на АЗС в начале года стартовали на значениях 34,80 руб./литр, в высокий сезон спроса перестроились к уровню 34,80 руб./литр и на этом значении завершили год, несмотря на то что оптовые цены во второй половине года резко снижались. Средняя цена по году составила 33,70 руб./литр. А если бы ФАС не вмешивалась в ценовую политику нефтяных компаний на розничном рынке, то цены на АЗС гуляли бы в таких же пределах, что и оптовые (прерывистая красная линия на диаграмме), а средняя цена по году составила бы (внимание!) 33,80 руб./литр, практически неотличимых от регулированных антимонопольщиками. И в этом позитив для рынка. Иначе на пустом месте получили бы «марши пустых канистр», недовольство огромной армии автовладельцев, пожары в гаражах и на балконах запасливых автомобилистов.

Источник

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *